Политические антиутопии: предупреждение для общества или инструкция для радикалов?

Murray Close / Lionsgate

Нам нравятся политические антиутопии — фантастические истории о мрачных альтернативных мирах, в которых элиты и корпорации осуществляют тотальный контроль за всем и каждым и непрерывно нарушают основные права человека. Среди 90 миллионов участников интернет-сообщества Goodreads процент тех, кто выбрал для чтения книги из категории «Антиутопия», был в 2012 г. самым высоким за последние 50 лет.
Фильмы серии «Голодные игры» побили рекорды кассовых сборов: сагу об отважной Китнисс Эвердин и антиутопичном государстве Панем посмотрели миллионы зрителей по обе стороны Атлантики.
Однако антиутопии не только пугают, развлекают и заставляют задуматься: они еще и влияют на наши поступки.


Калверт Джонс, доцент кафедры правительства и политики Университета штата Мэриленд, и Селия Пэрис, тренер по развитию лидерских навыков в Чикагской школе бизнеса Booth, доказали: антиутопии могут спровоцировать радикальное политическое поведение в реальном мире. Как свидетельствует их исследование, вымышленные истории оказывают на нас более сильное воздействие, чем ранее предполагалось.

Murray Close / Lionsgate

Неожиданные результаты

Джонс и Пэрис провели в рамках исследования три эксперимента. Участники первого из них, взрослые американцы, были разделены на три группы. Одна группа прочитала отрывок из романа «Голодные игры», а затем посмотрела несколько эпизодов из его экранизации 2012 г. Вторая группа читала и смотрела произведения из другой антиутопической серии — «Дивергент». Третью группу — контрольную — ни с какими антиутопиями не знакомили.
Затем представители всех трех групп должны были ответить на вопросы об их взглядах на политику и социальную жизнь.

Количество участников, которые одобрили радикальные политические действия — насильственные протесты и вооруженное восстание — было на 8% больше в группах, которые перед опросом ознакомились с антиутопическими произведениями. По сравнению с контрольной группой среди них также оказалось на 8% больше тех, кто считал, что насилие иногда необходимо для достижения справедливости.


Кадры, на которых полиция разгоняла людей с помощью слезоточивого газа и водометов реальных людей, произвели куда меньшее впечатление, чем сцены из кинофильмов

Джонс и Пэрис предположили, что имеют дело с феноменом эмоционального заражения: когда люди сталкиваются в фильмах или книгах с жестокими сценами, они проникаются их агрессивным духом, и их отношение к насилию меняется.
Чтобы проверить эту гипотезу, исследователи провели второй эксперимент с новыми участниками. Его программа была идентична предыдущему за исключением того, что вторая группа смотрела отрывки не из антиутопий, а из боевиков кинофраншизы «Форсаж», действие которых разворачивается в современных США и других странах.

Если бы речь шла о механизме психологического заражения, то жестокие сцены из жизни бандитов оказали бы на участников такое же влияние, как и сцены из политической антиутопии. Но уровень толерантности к политическому насилию у группы, смотревшей «Форсаж», оказался не выше, чем у контрольной группы, не смотревшей никаких фильмов. А вот группа, увидевшая отрывки из «Голодных игр», была готова оправдать радикальные политические действия.

Оставалось выяснить, является ли ключевым фактором сам сюжет, то есть борьба отважных граждан с жестокой властью. Во время третьего эксперимента одной группе показали эпизоды «Голодных игр», второй — ничего, а третьей — новости CNN, BBC и других телеканалов о массовых протестах против коррумпированного правительства в Таиланде.
Однако кадры, на которых полиция разгоняла с помощью слезоточивого газа и водометов реальных людей, произвели куда меньшее впечатление, чем сцены из кинофильмов. Только та группа, которая смотрела фильм-антиутопию, продемонстрировала повышенную готовность к политическому насилию: отношение к нему у двух других осталось неизменным.

Murray Close / Lionsgate

Опасны ли антиутопии?

Исследование Джонс и Пэрис наводит на мысль, что люди черпают представления о политической жизни на основе рассказов о вымышленных мирах, а не о реальных событиях. Но означает ли это, что антиутопия представляет собой угрозу демократии и политической стабильности?

Некоторые политические лидеры явно так думают: например, «Скотный двор» Оруэлла все еще запрещен в Северной Корее. Даже в США есть список из 10 самых популярных книг, которые чаще других предписывали удалить из школьных библиотек в последнее десятилетие: в него входят те же «Голодные игры» и «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли.

Антиутопии учат, что радикальные политические действия могут быть законным ответом на предполагаемую несправедливость. Однако уроки, которые люди извлекают из прочитанного, будь то художественная или научная литература, с равным успехом могут быть полезными или вредными.

Роль антиутопий двойственна: с одной стороны, они помогают обществу осознать важные проблемы и опасности с другой — могут подтолкнуть к агрессивной риторике и даже к радикальным действиям

«Еще до начала нашего исследования мы знали, что многие политологи отнесутся к нему скептически, — замечают Джонс и Пэрис. — Кажется маловероятным, что художественная литература, которая является не более чем плодом бурной фантазии писателей, способна повлиять на взгляды людей в реальном мире. Однако все больше исследований показывают, что наш мозг склонен игнорировать различия между вымыслом и фактами. Люди бессознательно основывают свои убеждения, взгляды и оценочные суждения на образах и событиях, позаимствованных из воображаемых миров».

Художественная литература в жанре антиутопии по-прежнему представляет собой мощный объектив, через который люди рассматривают политический мир и этику власти. Благодаря таким произведениям граждане предупреждены о возможных негативных сценариях в самых разных областях — от изменения климата до возрождения авторитаризма. Но распространение антиутопий может также способствовать развитию радикальных политических взглядов, которые упрощают пеструю картину политических разногласий до черно-белой.

Таким образом, роль антиутопий двойственна: с одной стороны, они помогают обществу осознать важные проблемы и опасности, угрожающие демократии, а с другой — они могут подтолкнуть отдельных лиц к переходу от мирных политических дебатов к агрессивной риторике и даже к радикальным действиям.


Рекомендуем: «Почему в мозге нет существенных различий между правдой и художественным вымыслом» (англ.)


СПАСИБО, ЧТО ДОЧИТАЛИ ЭТОТ МАТЕРИАЛ ДО КОНЦА

Чтобы написать его мы используем несколько источников. Как правило это авторитетные академические издания и СМИ. В среднем на написание такой статьи уходит от 12 до 24 часов и мы затрачиваем примерно $5 (сюда входит поиск информации и написание статьи).

Ваша поддержка важна для нас. Так мы сможем полноценно работать и давать возможность зарабатывать талантливым авторам, редакторам, фотографам в это непростое время.

Сделайте пожертвование размере $5 // ежемесячно

Посетите страницу со специальными предложениями для наших патронов.