«Мягкая сила», против которой никто не может устоять, — совершенное оружие в арсенале власти?

Скульптура «Нет насилию»! Установлена на территории штаб-квартиры ООН, Нью-Йорк. Скульптор Карл Фредерик Рейтерсворд. Depositphotos

Изменения в обществе способствуют появлению новых внешнеполитических стратегий, в каждой из которых используется свой уникальный набор инструментов.

Если мы обернемся назад и устремим взгляд в далекое прошлое, то сможем заметить, что в древности любые конфликты решались с помощью грубой силы. Война была нормальным состоянием между государствами. Если возникала необходимость в заключении мирного договора, то составлялись срочные соглашения, но этим дело и ограничивалось.

Уже в XVI веке начала прокладывать себе дорогу мысль, что война есть, хотя и своеобразный, но спор между государствами. В эпоху раннего рабовладения главной целью политики был захват земель, материальных богатств и людей, которых можно было использовать в качестве бесплатной рабочей силы. Все международные противоречия разрешались с помощью оружия и крови. Именно поэтому латинское слово hostis (от которого происходит славянское слово «гость») также имеет значения «иностранец» и «враг».

В Древней Греции была введена специальная должность посла. Этот человек помогал прийти общинам к компромиссу. Нет ничего удивительного в том, что именно эллины начали активно использовать бескровные методы решения споров, ведь демократическая форма правления в Афинском полисе была первой в мире. Александр Македонский, когда создавал свою империю, действовал не только силой оружия, но и дипломатическими методами.

Он заключил союз с египетскими жрецами, склонил на свою сторону малоазиатские города и использовал вражду индийских раджей. Македония и Греция пали, за ними пал и Рим, кровопролитные войны не заканчивались, но дипломатия, как одна из внешнеполитических стратегий, продолжала развиваться. Стать доминирующим инструментом для решения межгосударственных споров ей не позволяло отсутствие единого политического поля. Оно могло объединить страны за большим «круглым столом» для диспутов, споров и попыток прийти к компромиссу.

Сегодня у нас есть глобальное политическое пространство, а дипломатия перешла на новую стадию развития, объединившись с культурой. В результате этого необычного симбиоза появилась «мягкая сила», которая до сих пор для многих остается загадочным инструментом.

Так что же из себя представляет культурная дипломатия и как она помогает добиваться желаемого без использования угроз и принуждения?


Культурная дипломатия открывает любые двери

В развитом обществе при возникновении конфликтных ситуаций не принято хвататься за ножи и прибегать к угрозам. Хотя войны и не исчезли, теперь сначала предпринимаются попытки решить спор мирным путем, и только при отсутствии компромисса начинается силовое противостояние. Одним из самых ярких примеров этой новой стратегии стала холодная война, в которую были втянуты две сверхдержавы.

Ни США, ни СССР не вступили в открытую конфронтацию. Они наращивали военную мощь, соревновались в разных сферах (экономика, наука, спорт), переманивали на свои стороны союзников, вели подрывную деятельность на территории условного противника, но не развязывали настоящую войну, потому что конфликт таких масштабов с использованием ядерного вооружения скорее всего привел бы к гибели всего человечества.

Подобная стратегия стала одной из предпосылок к возникновению культурной дипломатии, которая впоследствии прошла еще через несколько этапов развития, пока наконец не была выведена простая формула для получения желаемого с применением «мягкой силы».

Сегодня термин «культурная дипломатия» активно используется в политологии и социологии, но в нем существует одно серьезное противоречие. Данное понятие неразрывно связано с политической стратегией, которая руководствуется исключительно интересами государства. Одновременно с этим, такой вид дипломатии имеет прямое отношение к культурным связям, для которых на первое место выходят идеалы.

По всем законам в этой внешнеполитической стратегии должен возникнуть конфликт между идеалами и интересами, хотя этого и не происходит. Культурная дипломатия и здесь смогла прийти к компромиссу. Исторические традиции начинают служить национальным интересам государства и способствовать их продвижению в мировом политическом пространстве.

«Мягкая сила» активно используется почти всеми развитыми государствами, которые пытаются укрепить свои позиции на мировой арене. Прослеживаются только различия в политическом дискурсе.

В последние годы появилось много интересных исследований в области культурной дипломатии, культурной политики и межкультурных отношений. Многие специалисты ставят знак равенства между этими тремя концептам, и в этом нет большой ошибки. Хотя между ними и существует ряд различий, из-за туманной и многозначной трактовки самой культуры, границы постепенно стираются. Все эти исследовательские работы объединяет одна мысль — культура начала активно вовлекаться во внешнеполитическую деятельность.

В условиях глобализации государства пытаются поддерживать и закреплять контакты с другими народами, с целью продемонстрировать за рубежом привлекательный образ страны, который располагает к себе. Культурная дипломатия позволяет расширить сферу влияния, изменить политическую среду страны и мнение иностранцев о ней, найти новых союзников и защитить собственные интересы.

Участники конкурса показывают свое мастерство работы официантом. Мероприятие организовано некомммерческой организацией Alliance Francaise по случаю национального праздника День взятия Бастилии. Портленд, США. Shutterstock

Вода, которая подтачивает камень

«Мягкая сила» — это особая форма политической власти, которая позволяет добиваться успеха без принуждения. Впервые этот термин был введен профессором Гарвардского университета Джозефом Наем. В 1990 году американский политолог, который активно работал над некоторыми направлениями неолиберализма, опубликовал свой труд под названием Bound to Lead: The Changing Nature of American Power. В этой работе он провел анализ тенденций изменения природы власти и впервые использовал оксюморон soft power. Через 14 лет Най опубликовал следующую книгу, которая была полностью посвящена характерным чертам «мягкой силы».

Она возникла не просто так из ниоткуда. Для появления «мягкой силы» были предпосылки, одной из которых стала культурно-идеологическая гегемония. Автором этой концепции стал журналист, политик, философ, руководитель итальянской коммунистической партии и основоположник теории неомарксизма — Антонио Грамши. Его имя довольно известно на постсоветском пространстве.

Работы Антонио вызывали живой интерес на Западе, но идея итальянца не была нова. Если углубиться в историю, то использование «мягкой силы» предлагали еще древнекитайские философы. Лао Цзы говорил, что «в мире нет предмета, который был бы слабее и нежнее воды, но она может разрушить самый твердый предмет».

Мощь «мягкой силы» не стоит недооценивать. Она подобно водному потоку действует медленно, но обязательно приводит к впечатляющим результатам.
Современные государства прибегают к отказу от силовых форм реализации собственных интересов в пользу «мягкой силы». Под этим термином подразумевается получение желаемого не с помощью принуждения, а при добровольном участии союзников.

Использование «мягкой силы» уже давно практикуют Италия, Германия, Франция, Великобритания, Швейцария, США, Китай и Швеция. Они влияют на акторы международных отношений с помощью образа мыслей, а не образа действий, и такая стратегия дает свои результаты. Рост их политического и экономического влияния обуславливается именно выбранной стратегией, а не ВВП или численностью населения.

По мнению Джозефа Ная, реализация несиловых форм политического воздействия становится возможной только при наличии трех компонентов: внешней политики государства, культуры и политических ценностей. Хотя в этом «рецепте» все три ингредиента являются обязательными, первостепенное место Най отдавал именно культуре. В данном случае подразумевалась совокупность тех ее элементов, которые остаются привлекательными для других: популярная художественная литература, наука, спорт, туризм, духовные и материальные объекты национального культурного наследия.

«Мягкая сила» обладает огромным потенциалом, который может превратить ее в неиссякаемый источник власти. Она широко используется многими государствами, но данный метод еще до конца не изучен.

У концепции «мягкой силы» есть не только сторонники, но и противники. Она была подвергнута жесткой критике со стороны британского журналиста, историка и писателя Нила Фергюсона, который в одной из своих работ назвал ее неэффективным инструментом. По мнению автора, оказывать существенное влияние на систему международных отношений могут только два стимула — военная и экономическая мощь.

«Мягкая сила» — понятие довольно размытое, хотя в его определении и нет никаких туманных формулировок. Последствия использования подобного инструмента порой сложно отличить от влияния иных методов и средств внешнеполитической стратегии. Из-за этого сложно оценить эффективность действия «мягкой силы» на общество, хотя многие исследователи сходятся во мнении о том, что у нее есть огромный потенциал, который будет реализован в будущем.

Институт Сервантеса некоммерческая государственная организация Испании. Ее задача продвижение культуры и языка Испании и стран Латинской Америка. На фото отделение в Белграде, Сербия. Depositphotos

Два сценария культурного воздействия

В одной из работ отечественного исследователя Дарьи Казариновой отмечается, что государство с помощью своего культурного влияния практически всегда действует в одном из двух направлений. Третий вариант пока еще не был придуман. Держава может пытаться подменить культурный код другого государства на свой собственный. С примерами практического применения подобного сценария знакомы все жители стран СНГ, так как вышеупомянутая холодная война велась сразу на нескольких фронтах.

Первой перед противником пала культурная линия обороны, когда система ценностей советского человека начала стремительно меняться. Второй вариант развития событий — принуждение другого государства разработать ложный культурный код, который будет значительно отличаться от подлинного. В результате создаются мифы, которые управляют жизнью целой нации. Для достижения этой цели государство, которое использует «мягкую силу», с помощью своего культурного влияния проводит акции. Это яркая демонстрация положительных особенностей культуры и социально-экономических достижений страны. Жители другого государства пытаются перенять этот опыт, создавая ложные ценности и намеренно отдаляясь от своих собственных.

Страна, в которой нет средств для организации крупной кампании по продвижению своих культурных ценностей, не может стать инициатором глобальных изменений в мире. «Мягкая сила» требует немалых вложений, но полномасштабная война обходится дороже.

Интересно, что «мягкая сила» обычно применяется для воздействия на социум через негосударственные организации. Такой метод признан эффективным. Существует два ярких примера — германская служба академических обменов (DAAD) и программа Фулбрайта, которая была основана бывшим сенатором от штата Арканзас еще в середине прошлого века. Обе позиционируют себя, как научный мост между странами.

Здание Института Гёте в Вашингтоне. Организация продвигает культуру и язык Германии. Depositphotos

В поисках объективной оценки воздействия «мягкой силы»

Вопрос объективной оценки культурного влияния в рамках изучения феномена «мягкой силы» остается открытым, так как не существует единой методики применения данного инструмента. Как уже упоминалось выше, сложно провести анализ его эффективности, хотя удачную попытку предприняли специалисты британского Institute for Government. Это независимый аналитический центр Великобритании, целью которого является повышение эффективности государственного управления с помощью исследований и анализа. Специалисты провели эксперимент. Они предложили при исчислении подиндекса «культура» опираться на пять объективных факторов:

  • Количество туристов, которые приехали в данную страну.
  • Численность иностранных корреспондентов в государстве.
  • Размеры аудитории, которая слушает государственные СМИ.
  • Количество золотых олимпийских медалей.
  • Уровень влияния национального языка.

Помимо объективных компонентов в исследование специалисты добавили и субъективные, в которые было включено качество культуры, напитков и национальной еды, наличие культурных икон.

Культура может использоваться государством в качестве инструмента реализации долгосрочных внешнеполитических стратегий. Выбор методики воздействия зависит от финансовых возможностей государства и масштабов всей операции.

Аналогичную попытку оценить эффективность использования «мягкой силы» предприняли ученые Китая, но результаты их работы были признаны неактуальными, так как в них была слишком большая погрешность, которая напрямую зависит от критериев оценки. Китайские ученые пытались оценить собственное культурное влияние, но, как показала практика, подобные исследования можно применять только для анализа эффективности «мягкой силы», которую применяют другие державы. Хотя их можно использовать для объективной оценки потенциала культурного ресурса собственного государства.

Семейный праздник в Запорожье. Организован благотворительным фондом Child's Smile для беженцев из Донецка. Мероприятие финансировалось из средств USAID. Агентство США по международному развитию оказывает гуманитарную поддержку по всему миру. С 2012 года запрещено в России. Shutterstock

Применение и перспективы метода воды, которая точит камень

«Мягкая сила» активно используется почти всеми развитыми государствами, которые пытаются укрепить свои позиции на мировой арене. Прослеживаются только различия в политическом дискурсе. Даже в России «мягкая сила» была признана, как потенциальное направление внешней политики, но произошло это только в 2012 году, когда термин начал активно употребляться в официальных кругах.

В силу культурных особенностей, что довольно иронично, «мягкая сила» в нашей стране часто подвергается критике, как недостойный метод продвижения государственных интересов. Каждая держава преследует свои цели, используя основной инструмент культурной дипломатии. Например, Германия пытается распространить немецкий язык, в чем ей помогает там самая DAAD.

Великобритания сконцентрировалась на продвижении англо-саксонских политических ценностей. Италия пытается создать привлекательный облик государства, используя свое культурно-историческое наследие.

Китай в этом вопросе занял не агрессивно-атакующую, а пассивно-оборонительную позицию. Поднебесная изначально пыталась не навязать кому-то культурные ценности, а защитить свои собственные от посягательств извне. С 2002 года политический дискурс Китая изменился. При поддержке государства в ряде зарубежных стран начали открываться институты Конфуция, которые занимаются активным распространением китайского языка и культуры.

ЕС ориентируется на продвижении культурного наследия. США активно пропагандируют свои экономические и политические ценности.

В последние годы появилось много интересных исследований в области культурной дипломатии, культурной политики и межкультурных отношений. Их объединяет одна мысль — культура начала активно вовлекаться во внешнеполитическую деятельность.

Культура может использоваться государством в качестве инструмента реализации долгосрочных внешнеполитических стратегий. Этот новый инструмент позволяет упрочить влияние державы на мировой политической арене, выйти на новый рынок, обеспечить стабильность внутриполитического развития. Выбор методики воздействия зависит от финансовых возможностей государства и масштабов всей операции.

Страна, в которой нет средств для организации крупной кампании по продвижению своих культурных ценностей, не может стать инициатором глобальных изменений в мире. «Мягкая сила» требует немалых вложений, но полномасштабная война обходится дороже. Этот внешнеполитический инструмент стал еще более привлекательным из-за сокращения расходов на оборонный комплекс в ряде государств на фоне разразившегося экономического кризиса.

«Мягкая сила» обладает огромным потенциалом, который может превратить ее в неиссякаемый источник власти. Она широко используется многими государствами, но данный метод еще до конца не изучен. Возможно, что в будущем появятся новые формы этого инструмента или откроются неожиданные возможности, о которых мы и предположить не смели. Так или иначе, ученые только приступили к исследованиям «мягкой силы», поэтому нас ждет еще немало открытий.


Рекомендуем:


СПАСИБО, ЧТО ДОЧИТАЛИ ЭТОТ МАТЕРИАЛ ДО КОНЦА

Чтобы написать его мы используем несколько источников. Как правило это авторитетные академические издания и СМИ. В среднем на написание такой статьи уходит от 12 до 24 часов и мы затрачиваем примерно $15 (сюда входит поиск информации и написание статьи).

Ваша поддержка важна для нас. Так мы сможем полноценно работать и давать возможность зарабатывать талантливым авторам, редакторам, фотографам в это непростое время.

Сделайте пожертвование размере $15 // ежемесячно

Посетите страницу со специальными предложениями для наших патронов.