Слишком самостоятельные персонажи — безумие творца или признак гениальности

Road Trip with Raj / Unsplash

Автор и эссеист Александр Круглов говорил, что «писательство — вновь и вновь воспроизводимая метафора смысла жизни: воплощаемая на бумаге мечта, что все дорогое нам не пропадает бесследно, что всему есть не конец, а итог и гармония, и это навечно».

Каждый автор в своих книгах выступает в роли творца. Перед ним простирается необъятная вселенная, которая соткана из кусочков его фантазии. В ней можно делать все что угодно: населять ее разными персонажами, подстраивать им самые неожиданные повороты судьбы. Одним героям читатель верит безоговорочно, а другие не вызывают в ним ни симпатии, ни доверия.

Первые кажутся настоящими, а вторые ассоциируются с картонными шаблонами, которые полностью копируют реального человека, но остаются неживыми и плоскими. Верить можно даже антагонистам. Верить и понимать их мотивацию, но не поддерживать. Так в чем же заключается секрет создания хорошего персонажа, который вызывает эмоциональный отклик у читателя и заставляет его сопереживать, относиться к себе, как к настоящему человеку?

Это одна из главных загадок творческого процесса. Некоторые писатели уверяют, что их персонажи начинают жить своей жизнью и даже принимают активное участие в создании сюжета. У скептиков подобные заявления вызовут лишь саркастичную улыбку, но мы знаем, что безумец и гениальный творец — это две крайности одной сущности.


Творчество под прицелом ученых

Творческий процесс — это длинная дорога, которая выложена трудолюбием и усидчивостью автора. Она ведет в темноту, пока на обочине не зажигается свет таланта. Маленькие огоньки бесстрашно рассеивают мрак и ненавязчиво подсказывают автору верное направление.

Ремарк считал, что писательство состоит из таланта только на десять процентов. Может ли он стать залогом успеха всего произведения? Самая главная загадка в этом процессе — этапы создания персонажей и характер их взаимодействия с самим автором.

Хотя обывателю это может показаться странным, но писатели действительно строят отношения со своими героями, только так им удается добиться эффекта присутствия. Порой они даже подсказывают автору будущие сюжетные повороты и собственную реакцию на них. Может быть слепая вера в своих героев и делает их такими привлекательными.

Писатели и сценаристы часто рассказывают о то, как их персонажи начинают жить своей жизнью. Они становятся полностью независимыми личностями. Что это: один из признаков безумия или все же неотъемлемая часть загадочного творческого процесса?

Еще ни одна группа ученых до 2014 года не проводила глубокие исследования этого удивительного феномена.

Первопроходцами в данной области стали энтузиасты, которые совместно с Эдинбургским международным книжным фестивалем в 2014 году провели интересный эксперимент среди авторов. Участникам предлагали пройти короткий опросник, в котором им нужно было описать своих персонажей, рассказать о внутренних диалогах с ними и даже о склонности к галлюцинациям. Результаты оказались довольно интересными. Одни писатели четко разделяют реальных людей и собственных героев, но большинство вступает в тесное взаимодействие с ними.

Эмоции выдуманных героев всегда воспринимались, как некая игра. Автор создавал своего героя, опираясь на какие-то прототипы из реальной жизни. Если хорошенько поискать, то среди знакомых писателя обычно находятся люди, которые чем-то напоминают его персонажей.

О том, что вымышленные персонажи начинают жить самостоятельно, многие авторы рассказывали и раньше. Об этом говорила американская писательница Элис Уокер. Она признавалась, что ее герои поодиночке или группой приходили к ней в гости. Вместе они проводили время за эмоциональными беседами.

Еще одна писательница Рози Блейк говорила о том, что ее всегда интересовали авторы, которые рассказывали о персонажах, живущих собственной жизнью. Раньше она думала, что это все была просто красивая выдумка, но после заметила, как второстепенные персонажи внезапно начали появляться там, где их не должно быть. Они буквально требовали уделить им больше внимания и лучше раскрыть их в сюжете.

Английский драматург и журналист Майкл Фрейн назвал это явление психологическим феноменом. По его мнению, персонажи начинают вести себя так, словно они имеют собственную волю. Их взаимодействие с автором напоминает симбиоз. Писателю начинает казаться, что он общается с настоящими людьми, у которых есть собственные личности. Они способны самостоятельно мыслить, а автор просто косвенно вовлечен в их жизнь.

Start Digital / Unsplash

В поисках прототипов: откуда берутся вымышленные персонажи

Для чего вообще нужно изучать этот вопрос? Ответ на него может помочь продвинуться в исследованиях особенностей творческого процесса. Если люди сумеют понять, что именно влечет за собой подобные переживания и почему такие взаимодействия вообще происходят, они смогут узнать, как следует относиться к вымышленным сущностям, которые живут в мире фантазий за пределами реальности.

Эмоции выдуманных героев всегда воспринимались, как некая игра. Автор создавал своего героя, опираясь на какие-то прототипы из реальной жизни. Если хорошенько поискать, то среди знакомых писателя обычно находятся люди, которые чем-то напоминают его персонажей.

Воображаемые персонажи начинают жить своей жизнью у детей и писателей, так как те уходят с головой в свои фантазии настолько часто, что подобные действия доводятся до «автоматизма».

Для примера возьмем известную каждому русском человеку повесть-сказку «Золотой ключик, или Приключения Буратино», которую написал Алексей Толстой. Один из самых колоритных персонажей произведения — антагонист Карабас Барабас. Хотя автор никогда не говорил о том, что у этого сказочного персонажа был реальный прототип, исследователи его творчества докопались до истины.

Герой был частично списан с режиссера Всеволода Мейерхольда, который обладал удивительным талантом, но деспотично руководил своей театральной труппой. Толстой передал своему персонажу даже привычки режиссера. Злодей прятал роскошную длинную бороду в карманы, когда куда-то торопился, чтобы ненароком не запутаться в ней. Мейерхольд почти всегда носил на шее длинный черный шарф, а его кончики укладывал в карманы, чтобы не мешались. Это яркий пример того, как реальный человек по прихоти автора подарил вымышленному персонажу ряд особенностей.

Cottonbro / Pexels

Писатель, как большой ребенок

Поиски прототипов героев в реальной жизни не всегда заканчиваются успехом. Довольно часто автор буквально выдергивает персонажа из своей фантазии, но даже здесь он опирается на детский опыт.

Мы подошли к самому интересному моменту исследований этого феномена. Каждый в детстве мечтал завести кучу приятелей, чтобы весело проводить время, но не каждому это удавалось. Дети имеют привычку фантазировать. Реальный мир для них слишком тесен, а цинизм, который идет в довесок к взрослению, пока еще не вытеснил сентиментальную веру в чудеса. Дети часто придумывают себе вымышленных друзей.

И вот здесь скрыто самое интересное, потому что такие товарищи обычно начинают жить своей собственной жизнью. Их личность становится самостоятельной. Хотя многие об этом феномене слышали, информации о нем очень мало. Известно, что вымышленные друзья у детей были практически всегда, но раньше их считали сверхъестественными сущностями, которые оберегают или пытаются навредить ребенку.

Когда наука отделилась от религии, психиатры дружно в один голос заявили, что речь идет об alter ego ребенка. Он быстро растет, развивается, исследует окружающий мир и активно примеряет на себя разные социальные роли. Создание вымышленного персонажа — это один из важных этапов моделирования таких ситуаций. Иногда ребенок наделяет своих ненастоящих друзей теми чертами характера, от которых он хочет избавиться или наоборот, мечтает их приобрести.

Вымышленный детский друг — это идеал ребенка (хороший или плохой). Не следует путать этот феномен с диссоциативным расстройством личности, хотя по внешним признакам они действительно похожи. Ребенок прекрасно понимает, что существо, с которым он общается, живет только в мире фантазий и не является реальным. Человек с диссоциативным расстройством идентичности, воспринимает каждую свою личность, как настоящую. Он даже не помнит о тех периодах времени, когда контроль над общим телом берет один из его альтернативных Я.

Обычно в каждом из нас сидит ребенок, взрослый и строгий родитель. Ничто не мешает еще одному персонажу влиться в компанию к этой классической троице. А может быть кто-то из главных героев является олицетворением одного из трех эго-состояний.

Ученые все же провели небольшое исследование, в ходе которого было выдвинуто интересное предположение. Воображаемые персонажи начинают жить своей жизнью у детей и писателей, так как те уходят с головой в свои фантазии настолько часто, что подобные действия доводятся до «автоматизма». Это приводит к потере контроля над плодом своего воображения. Фактически он остается частью фантазии, но мозг человека любит все систематизировать. Он питает слабость к паттернам.

Действие, которое повторяется слишком часто, мозг запоминает. Затем он создает для него соответствующий шаблон, который активируется при определенных условиях и позволяет сэкономить силы на выполнении рутинных действий. Этот процесс проводится бессознательно, то есть человек сам не отдает себе отчет в том, почему поступает именно так.

Технически контроль над жизнью вымышленного персонажа сохраняется, но этот процесс теперь спрятан настолько глубоко в сознании писателя, что он начинает воспринимать героя, как отдельную самостоятельную личность со своими желаниями и потребностями.

Давайте представим автора или сценариста в образе кукловода. Его куклы по-прежнему выполняют чужие приказы, но теперь он использует специальную систему, которая вместо него дергает за ниточки. Кукловод сам возился с ее настройками, только воспоминания об этом затерялись в темных глубинах его памяти.

Хотя уже можно проводить нечеткие параллели между персонажами писателей и вымышленными друзьями детей, ученым еще только предстоит изучить этот вопрос более глубоко. Например, напрашивается вывод о том, что у каждого успешного автора в детстве обязательно должен был быть несуществующий друг.

Cosmic Timetraveler / Unsplash

Настойчивые голоса из мира фантазий

Герои не только живут самостоятельно, они еще и пытаются общаться с самим писателем Это уже слегка настораживает, а вдруг у автора появились какие-то проблемы с психикой? На самом деле даже в этом феномене нет ничего странного. У каждого человека в голове постоянно звучит внутренний голос.

Самый красивый, мелодичный, приятный «внутреннему» слуху. Он никогда не запинается и не делает ошибок. Даже сейчас, когда вы пробегаете глазами по этим строчкам, он размеренно читает данную статью. Внутренний голос может быть не один. Это не является признаком психического отклонения. Как уже упоминалось выше, писатели нередко рассказывают о том, что общаются со своими персонажами в голове. То же самое происходит и с читателями, когда они мысленно воспроизводят некоторые диалоги разными голосами. Этот процесс психологи называют внутренним диалогом.

Хотя между авторским и читательским восприятием персонажей есть существенная разница. Читатели просто подражают героям и более эмоционально воспринимают текст, если диалоги мысленно озвучиваются на разный лад. Они не придумают разговор сами, а всего лишь воспроизводят его.

Автор создает диалог с вымышленным персонажем с нуля. В психологии легко найти объяснение этому феномену. Внутренний диалог является признаком присутствия в сознании сразу нескольких субъектов общения. Согласно популярной теории, это всего лишь естественное взаимодействие разных эго-состояний человека, который, например, никак не может решиться сделать серьезный шаг, нуждается в подсказке и детальном анализе собственного опыта.

Обычно в каждом из нас сидит ребенок, взрослый и строгий родитель. Ничто не мешает еще одному персонажу влиться в компанию к этой классической троице. А может быть кто-то из главных героев является олицетворением одного из трех эго-состояний. Это объяснение подходит только к тем случаям, когда автор мысленно слышит своих персонажей, но некоторые писатели утверждают, что другие голоса звучат снаружи.

Этот феномен ученые склонны относить к слуховым галлюцинациям, которые могут возникать как при шизофрении или других психических расстройствах, так и во время сильного эмоционального возбуждения. Эти же причины могут спровоцировать появление и зрительных галлюцинаций, но о подобном писатели рассказывают редко.

Грань между творческой гениальностью и безумием всегда была очень тонкой. Писатель, как пытливый исследователь неизведанных миров, может заблудиться в своих собственных фантазиях.

Творчество расширяет рамки сознания, поэтому стоит ли удивляться тому, что некоторые творцы могут иметь какие-то психически патологии, от которых они вовсе не страдают и умело используют их в своей работе? Сегодня существует немало примеров, когда люди с расстройствами нормально адаптируются в социуме и живут полноценной жизнью.

Matteo Maretto / Unsplash

Требует ли решения эта загадка

Взаимодействие писателей со своими персонажами важный процесс в психологии. В будущем он может использоваться для сравнительного анализа с другими формами опыта, вокруг которых строятся психологические модели.

Есть одна проблема, которая препятствует изучению этого вопроса. Писатели часто рассказывают про свое общение с персонажами в шутливом тоне, поэтому исследователям сложно понять, что именно подразумевается под таким типом общения. Почти каждый согласится пройти быстрый опрос на книжной ярмарке, но мало кто захочет разбирать проблему слишком тесного взаимодействия со своими героями в комнате с медицинской аппаратурой в каком-нибудь исследовательском центре.

Творческий процесс окутан тайной и, по мнению подавляющего большинства авторов, таковым он и должен оставаться.

Грань между творческой гениальностью и безумием всегда была очень тонкой. Писатель, как пытливый исследователь неизведанных миров, может заблудиться в своих собственных фантазиях. Чем дольше человек находится там, тем сильнее меркнет привлекательность реальной жизни.

Давайте представим автора или сценариста в образе кукловода. Его куклы по-прежнему выполняют чужие приказы, но теперь он использует специальную систему, которая вместо него дергает за ниточки.

Артур Шопенгауэр говорил, что «между гением и безумным то сходство, что оба живут совершенно в другом мире, чем все остальные люди». Каждый творец с головой уходит в выдуманную реальность, в которой живут его персонажи. Он прекрасно помнит дорогу, которая ведет назад к двери в обычную жизнь.

Безумец теряет этот ориентир и сам теряется в собственных фантазиях. Писатель пусть порой и неохотно, но регулярно возвращается. Иногда он работает над созданием своих персонажей так долго, что ему начинает казаться, словно эта дверь между мирами открывается с другой стороны. А может быть ему вовсе не кажется?

Нам остается только надеяться, что исследования этого интригующего вопроса будут продолжаться, и рано или поздно ответ все же найдется. Хотя возможно о тайнах, которые скрывает творчество, нам лучше не знать, а вместо этого просто наслаждаться замечательными книгами, искренне переживать за любимых героев и восхищаться мастерством потрясающих писателей, которые заставляют нас из раза в раз проживать чужие жизни в их произведениях.


Рекомендуем:


СПАСИБО, ЧТО ДОЧИТАЛИ ЭТОТ МАТЕРИАЛ ДО КОНЦА

Чтобы написать его мы используем несколько источников. Как правило это авторитетные академические издания и СМИ. В среднем на написание такой статьи уходит от 12 до 24 часов и мы затрачиваем примерно $12 (сюда входит поиск информации и написание статьи).

Ваша поддержка важна для нас. Так мы сможем полноценно работать и давать возможность зарабатывать талантливым авторам, редакторам, фотографам в это непростое время.

Сделайте пожертвование размере $12 // ежемесячно

Посетите страницу со специальными предложениями для наших патронов.