В чем прелесть логики перед творческим подходом

Biology and man / MBLWHOI Library / Internet Archive

В самом конце XIX века Гуго Мюнстерберг, психолог из Гарвардского университета, призывал американскую общественность не возлагать большие надежды на новые методы психологии, которые по самым скромным оценкам должны были провести настоящую революцию в этой области. Его обращение осталось без внимания. От новой классификации по психотипам личности до стратегий эффективного мышления — все это было светской версией того, что греки называли метанойей или переосмыслением.

В послевоенной Британии за популяризацию психологии отвечало издательство Penguin books. Эта компания первой сделала книги доступными для широких масс и познакомила читателей с идеями Зигмунда Фрейда, Дональда Винникотта, Берреса Фредерика Скиннера, Рональда Дэвида Лэйнга. Среди ярких ученых в этой области был один «эксперт», который заметно выделялся. Эдвард де Боно, психолог и писатель из Мальты, который отвернулся от академических кругов, чтоб стать первопроходцем в изучении области творческого мышления.

Он упорно игнорировал все существующие исследования и научные разработки. Де Боно приобрел репутацию интеллектуала и мыслителя. Уже в своем первом бестселлере «Использование латерального мышления» (1967) писатель критиковал традиционную логику, идентифицируя ее как врага проницательности и изобретательности. У него было немало сторонников, но многие психологи не принимали всерьез работы своего слишком прогрессивного коллеги. Де Боно отстаивал теорию нестандартного мышления, которая стала невероятно популярной пустышкой.


Камешки судьбы и нестандартное мышление

В своих трудах де Боно писал о логике. Стандартная система образования направлена на развитие логического мышления, но великие научные достижения часто возникают из-за того, что люди мыслят нестандартно, игнорируя непреложные истины.

Если человек будет все жизнь идти по проторенной дорожке, то он автоматически лишит себя возможности столкнуться с чем-то новым на окольных путях. Сам процесс образования направлен на то, чтобы заставить человека мыслить так, как это до него делали тысячи других, но немало первооткрывателей, таких как Фарадей, вообще не имели формального образования. Дарвин или Кларк Максвелл, например, были образованы недостаточно, поэтому логика не сумела побороть их способность мыслить нестандартно.

Почти столетие назад язвительный американский журналист Генри Луис Менкен заметил, что психология теряется в тумане, который сама же и создала.

Чтобы продемонстрировать ограниченность логического мышления, де Боно предложил очень интересную дилемму.

Лондонский купец задолжал крупную сумму ростовщику, и ему грозит тюремное заключение за долги. Ростовщик, имеющий виды на дочь купца, предлагает заключить пари. Он возьмет с садовой дорожки один черный и один белый камешек, а затем бросит их в пустой мешок для денег. Дочь должника выберет вслепую один из них. Если она вытащит черный, то станет женой ростовщика, и долг будет аннулирован.

Если ей удастся случайно выбрать белый, то девушка останется с отцом, и долг все равно будет погашен. Отец и дочь неохотно принимают пари. Однако, когда они стоят в саду ростовщика, молодая женщина замечает, что два камешка, которые он поднимает с дорожки и быстро кладет в мешок, оба черные. Что же делать девушке? Как она сможет найти выход из такого затруднительного положения?

Согласно де Боно, логика требует, чтобы она либо вообще отказалась участвовать в этом фарсе, либо взяла черный камешек и пожертвовала собой. В этой ситуации, утверждает он, необходимо применить латеральное мышление, которое поможет переключить внимание с выбранного камешка на тот, что остался в мешке.

Если дочь должника будет мыслить нестандартно, то она сумеет найти лазейку. Она может вытащить камешек из мешка, зажать его в руке и якобы случайно выронить на дорожку. Он тут же смешается с остальными, поэтому смысла искать его нет. Теперь ей достаточно извиниться за свою неуклюжесть и заявить, что в произошедшем нет ничего страшного, ведь о цвете выбранного камня можно узнать, если вытащить из мешка тот, что остался. Как нам известно, там лежит черный, значит девушка выронила из руки белый. Ростовщику придется признать свое поражение или признаться в обмане, чего он не сделает.

Bell telephone magazine / American Telephone and Telegraph Company / Internet Archive

Тандем «голой теории» и хорошей рекламы

«Использование латерального мышления» — это небольшая книга. В ней приводится всего несколько незначительных примеров того, как нестандартный подход может работать на практике. Автор предлагает четыре довольно расплывчатых принципа решения проблем с помощью творческого мышления: использование случайности, признание доминирующих поляризационных идей, поиск различных способов оценки ситуации, частичный отказ от вертикального мышления, которое противопоставлялось латеральному.

Де Боно признавал, что нестандартное мышление не является «магической формулой», которую можно выучить и использовать по своему желанию. «Ни один учебник не может быть составлен для обучения латеральному мышлению» — заявил будущий автор книги «Латеральное мышление: учебник творчества» (1970), а также работ «Мышление» (1968), «Практическое мышление» (1971) и «Научи себя думать» (1995).

Де Боно оставлял своих читателей довольствоваться немногочисленными подсказками. Он рекомендовал использовать визуальные образы в качестве «материала для размышлений» и бездумно выбирать объекты, чтобы создавать ассоциативные ряды.

Для читателей, которые задавались вопросом, на чем основано научное латеральное мышление, книга де Боно «Механизм разума» (1969) оставила этот вопрос без ответа. Автор давал очень туманное объяснение принципов работы человеческого мозга без ссылок на какие-либо серьезные исследования. По мнению де Боно, каждый человек неосознанно стремится к систематизации и разработке набора шаблонов, которые помогут упростить его жизнь. Творчество не является естественным процессом для мозга, так как оно противоречит этому стремлению к созданию паттернов.

В своих латеральных спекуляциях де Боно мог бы стать живой рекламой изречения Гилберта Кита Честертона «нет никаких правил архитектуры для замка в облаках».

Теория латерального мышления поставила многих ученых в тупик. Для философов формальная логика не приравнивалась к реальным процессам, в которые вовлечен мыслитель при рассуждении. Она была лишь инструментом для проверки правильности уже сделанных выводов. Историки науки задавались вопросом, почему де Боно так много вложил в гениальный момент «эврики», когда изобретение чего-то нового и смена парадигмы чаще всего становились результатом общих усилий и споров.

Больше всего вопросов накопилось у психологов. Латеральное мышление явно переоценивало важность творческого прорыва за счет проб и ошибок, обратной связи и рефлексии, не говоря уже о бессознательной рекомбинации мысли. Более того, данные исследований в области гештальт-и когнитивной психологии указывают на существование множества типов инсайта и интуиции. Проблемы, требующие быстрого решения, такие как дилемма с камушками, решаются с помощью различных ментальных ярлыков или эвристики, которые зависят от контекста и мотивации.

Хотя нападки де Боно на логику и традиционную педагогику перекликались с контркультурным духом времени, теории латерального мышления было суждено найти немало сторонников. Ее создатель вскоре обрел репутацию консультанта и лектора в области бизнеса. Он просто удачно воспользовался моментом и выпустил десяток книг и курсов, которые хорошо продавались. Визитной карточкой работ де Боно стала их фирменная напыщенность и использование собственной терминологии.

«Оперативность» — способность мыслить, которая приводит к действию. «Фракционирование» — деление существующей идеи на части, с их последующей перестановкой для создания нового замысла. «Метод случайного ввода» — выбор случайного слова или объекта и применение его к рассматриваемой проблеме. Неологизмы продолжали появляться в каждой нового книге де Боно.

От залов заседаний советов директоров компаний, которые входили в список Fortune 500, до обычных школ — теория латерального мышления везде пробивала себе дорогу. Лишь немногим концепциям в популярной психологии удавалось добиться таких блестящих результатов. Когда у де Боно было уже более 20 миллионов читателей в почти 40 странах, он заработал репутацию интеллектуала, который отказался от общения с критиками и недоброжелателями. Критика, по мнению отца латерального мышления и основателя Cognitive Research Trust, была рудиментом метода Сократа.

St. Nicholas, serial / University of North Carolina at Chapel Hill / Internet Archive

Признанный не гений

В теории латерального мышления до сих пор остается немало дыр. Де Боно полностью игнорирует результаты исследований других ученых, которые подходили к изучению этого вопроса более тщательно. Он рассматривает область творчества, как terra incognita, словно никто до него не интересовался особенностями работы левого полушария мозга человека. Точно так же, как Фрейд симулировал незнание трудов Артура Шопенгауэра и Фридриха Ницше, создавая впечатление, что он был истинным «первопроходцем» в области бессознательного, де Боно относит себя к первооткрывателям.

Ученый-аутсайдер в поисках «творческого способа использования разума» так и не смог найти серьезной аргументации своей теории. Его приглашали на заседания крупных корпораций. Де Боно неоднократно давал советы в кризисных ситуациях.

От залов заседаний советов директоров компаний, которые входили в список Fortune 500, до обычных школ — теория латерального мышления везде пробивала себе дорогу.

В 2000 году он заявил комитету министерства иностранных дел Великобритании, что арабо-израильский конфликт может быть частично вызван низким уровнем цинка у местных жителей, которые употребляют в пищу только пресный хлеб (например, лепешки и лаваш). По мнению Де Боно, низкий уровень микроэлемента приводит к повышению градуса агрессии в обществе. Он предложил организовать большую поставку баночек с питательной пастой в эти страны. В своих латеральных спекуляциях де Боно мог бы стать живой рекламой изречения Гилберта Кита Честертона «нет никаких правил архитектуры для замка в облаках».

Почти столетие назад язвительный американский журналист Генри Луис Менкен заметил, что психология теряется в тумане, который сама же и создала. Он считал, что единственный способ произвести фурор в данной области — это предложить новую революционную теорию. Именно это и произошло с идеей латерального мышления.

У создателя теории было более 50 лет на то, чтобы привести в порядок аргументацию и доказательную базу, провести ряд исследований и осуществить проверку эффективности творческого подхода в сравнении с другими техниками, которые уже хорошо известны в психологии. Ничего из этого не было сделано. Вместо качественной работы, де Боно рекламировал теорию нестандартного мышления, писал книги и раздавал советы. Наверное все же пришло время отложить ее в дальний ящик, чтобы предать забвению.


Рекомендуем: