Когда в слабости скрывается сила

Реклама сиропа для младенцев в США. Конец XIX века. Boston Public Library / Dgital Commonwealth

Старики и младенцы нуждаются в особой заботе. Пандемия коронавируса обнажила эту проблему, и миллионам молодых людей во всем мире пришлось взять на себя заботы о детях и пожилых родственниках, хотя многие и не могли находиться рядом с ними. COVID-19 напомнил нам, насколько важна эта крепкая связь между поколениями.

Люди, которые были вынуждены закрыться дома, скучали по работе, ресторанам, театрам, но большинство из них с радостью отказалось бы от этих благ, ради одной встречи с любимой бабушкой в спокойной обстановке без страха заразить кого-то или заразиться самому.

Есть во всем этом что-то удивительно трогательное, когда молодое поколение морально меняется за столь короткий отрезок времени, но в этой ситуации есть и загадочный научный парадокс. Все живые организмы на планете — это сильные особи, которые смогли выжить в жестких условиях естественного отбора.

Эволюция безжалостна к слабым. Она уничтожает их, тем самым освобождая дорогу для тех, кто более приспособлен к условиям окружающей среды. Так почему же она позволила нам оставаться такими уязвимыми и беспомощными на протяжении длительного периода на склоне лет?

Чем старше человек становится, тем сложнее ему выживать самостоятельно. Он нуждается в поддержке, а иногда и в специализированном уходе, как и маленький ребенок. Почему сильные, способные люди в расцвете сил вкладывают столько времени и энергии в заботу о тех, кто еще или уже не так продуктивен?


Загадка жизненного цикла

Этот эволюционный парадокс уже давно вызывал живой интерес у ученых. Они провели ряд масштабных исследований, в ходе которых было доказано, что забота сильного человека о слабом обуславливается способностью нашего вида к обучению, социализации и культуре.

Жизненный цикл — это биологический термин, который подразумевает закономерную смену поколений, характерных для данного вида живых организмов. Это объясняет ход развития животного: в каком возрасте наступает физическое взросление, какое потомство он может дать и сколько способен прожить.

Не следует путать жизненный цикл и онтогенез. Первый термин глобальный. Он охватывает весь вид в целом. Угасание и смерть одного из представителей в рамках жизненного цикла — всего лишь выход из строя старого организма, который дает дорогу новому.

Онтогенез — это индивидуальное развитие особи. Совокупность таких процессов образует жизненный цикл. Биологам удалось совершить удивительное открытие. Оказалось, что естественный отбор часто воздействует не только на черты взрослых представителей конкретного вида, но и на весь жизненный цикл. Во многих случаях небольшие сдвиги в генетической программе развития животного могут привести к важным изменениям в способе его адаптации к окружающей среде.

Похоже, что в жизненном цикле человека существует своего рода симбиоз. Долгий период взросления позволяет детям исследовать и учиться, в то время как большое количество «опекунов» из числа взрослых, с помощью ухода дарит ребенку такую возможность

С точки зрения эволюции, Homo sapiens — совсем юный вид. У нас было мало времени для серьезных видовых изменений, но даже того короткого периода, который мы уже успели пройти, хватило для формирования очень странного жизненного цикла.

По меркам животного мира, детство и старость у человека слишком сильно затягиваются. Чтобы ощутить разницу, нужно провести сравнительный анализ с нашими ближайшими родственниками — приматами. Детеныши обыкновенных шимпанзе вплоть до трех лет питаются молоком матери, но половое созревание у них наступает уже к 7-10 годам. В редких случаях шимпанзе доживают до 50 лет.

В современном обществе ребенок становится взрослым только в 18 лет, а в некоторых странах эта планка поднимается до 21 года, но это нормы законодательной системы. С точки зрения биологии, половое созревание у человека наступает в 13-16 лет. У некоторых индивидов оно может наступить раньше, а у других — позже. Даже если мы возьмем в качестве примера детей из дикого племени, обычно они становятся самодостаточными после достижения 15 лет.

Самое поразительное — это наличие долгожителей в таких изолированных социальных группах, которые не имеют доступа к современной медицине. В диких племенах можно встретить глубоких стариков. Мы живем примерно на 20 лет дольше, чем шимпанзе. Если самка примата больше не может воспроизводить потомство, то с точки зрения эволюции она становится бесполезной. Основная функция выполнена, особь переходит в другую социальную группу и умирает.

Косатки, гринды (черные дельфины) и человек — три вида млекопитающих, у которых самки переживают менопаузу и живут после нее еще несколько десятилетий. У первых продолжительность жизни в среднем составляет 40 лет. Половое созревание у самок наступает уже в 12-14 лет. За всю жизнь они производят на свет в среднем около шести детенышей. Менопауза наступает в возрасте 40 лет. Самки косаток живут до 70-100 лет, а вот у самцов срок жизни гораздо короче и составляет всего лишь 50 лет.

Продолжительность периода взросления у человека вызывает наибольшее недоумение, ведь женщины могут рожать детей раз в девять-десять месяцев. С учетом длительности репродуктивного периода, они могут произвести на свет большое потомство.

Наши дети полностью зависят от взрослых. Ребенок в возрасте до 2-3 лет абсолютно беспомощен. Его нужно кормить, защищать, обучать. На раннем этапе развития огромное количество энергии поступает в мозг, который в этот период активно развивается. У четырехлетнего ребенка для этих целей используется почти 60% калорий, а у взрослого только 20%.

Воспитание детенышей шимпанзе полностью ложится на плечи матери. У людей совершенно иная модель взаимодействия с детьми. Из-за сложной иерархической структуры и тесного социального взаимодействия за детьми ухаживают не только матери, но и отцы, бабушки, дедушки, тети, дяди и даже посторонние женщины со специальным образованием, которые выполняют эту работу за почасовую оплату.

Самцы луговых полевок, самки косаток в постменопаузе, некоторые отдельные участники социальной группы бенгальских макак тоже принимают участие в воспитании детенышей, но такие случаи — исключение из правила. Они встречаются довольно редко, и ни один другой вид за исключением человека не подключает к воспитанию детей всю свою родню и посторонних индивидов на определенных условиях.

Эти изменения в жизненном цикле происходили одновременно с глубокими изменениями в человеческом мозге. У нас гораздо больше нейронов, чем у других приматов. И мы развили поразительные способности учиться и изобретать, общаться и сотрудничать, а также создавать и передавать культурные ценности.

Исследования археологов доказали, что эти процессы происходили параллельно. Иными словами, такой длинный период развития и угасания индивида тесно связан с изменениями в нашем сознании. Наша уникальная уязвимость каким-то образом возникла в сочетании с уникальными человеческими чертами, которые ставят его на ступень выше остальных приматов. Как связаны эти два вида изменений? Исследователи в области биологии, психологии и антропологии недавно начали работу над совместным проектом, чтобы найти ответы на эти вопросы.

Jimmy and baby Jimmy Jr. Boston Public Library / Digital Commonswealth

Познание и адаптация

В попытках объяснить, почему же период взросления у людей так затянулся, ученые пришли к интересному выводу. Детство дает ребенку возможность узнать о разнообразных условиях окружающей среды, с которыми он может столкнуться, когда вырастет. Это позволяет ему развить навыки, которые пригодятся для обеспечения высокой выживаемости уже в зрелом возрасте.

Возможно, что причиной длительного периода взросления стала сложная социальная структура, частью которой является каждый человек. Чтобы приспособиться к жизни в таком обществе, приходится осваиваться намного дольше, чем, например, тем же шимпанзе.

Люди могут выживать и процветать в самых разных местах, включая и космическое пространство. Мы сами постоянно меняем и создаем новые среды обитания. Например, сейчас вы читаете эту статью и сидите в собственной комнате или в уютном зале кафетерия, но этих мест еще не существовало в плейстоцене. Это новая среда, которую человек создал сам. Шимпанзе и гориллы по-прежнему живут в той же среде, где они эволюционировали, а люди рассеялись по планете, продолжая осваивать новые территории. Мы много передвигаемся и делали это всегда.

Период взросления предназначен для обучения детеныша, поэтому продление детского возраста для вида, у которого все вертится вокруг способности особей к обучению, — это отличный вариант. Эволюционный антрополог из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Сьюзан Перри совместно со своими коллегами в течение 30 лет тщательно следила за группой обезьян-капуцинов в Коста-Рике. Особое внимание они уделяли молодым особям в процессе роста.

По меркам животного мира, детство и старость у человека слишком сильно затягиваются. Половое созревание у шимпанзе наступает уже к 7-10 годам.
С точки зрения биологии, половое созревание у человека наступает в 13-16 лет.

Ученые доказали, что молодежь у обезьян более любознательная и изобретательная. Маленькие приматы постоянно пробуют что-то новое, пусть оно и не имеет никакой практической пользы. Например, малыши капуцинов частенько накидывают стебли растений на одно ухо или перекатывают фрукты по земле вместо того, чтобы съесть их. Молодые обезьяны открыты для всего нового. Пожилые особи стараются лишний раз не рисковать. Молодые капуцины не боятся новых впечатлений, которые становятся основой их жизненного опыта.

Как и исследования молодых приматов, изучение поведения детей доказало, что они заинтересованы в познании этого мира. Малыши пытаются буквально вникнуть в суть вещей. Им все интересно. Когда маленькие дети играют с предметами, они пытаются выудить из этого опыта как можно больше информации.

Вспомните себя в детстве. Когда вы видели будильник на столе, неужели вам не хотелось разобрать его и посмотреть, как устроен этот тикающий механизм внутри? Детям мало просто смотреть на вещи или трогать их, они хотят понять, как те или иные устройства работают. В этом проявляется пытливость детского ума.

Малыши капуцинов, как и человеческие дети, легко поддаются импульсу. Они могут неосознанно подвергать себя риску, так как не имеют нужного практического опыта, который сигнализировал бы об опасности. Ребенок до конца так и не поймет, почему раскаленную плиту или горячий чайник трогать нельзя, пока сам однажды не обожжется. Пытливость детского ума — негативный фактор для сложной модели поведения, которая использует опыт и работает на четкий результат, но это же качество становится полезным с точки зрения обучения.

Ученые предполагают, что существует некий внутренний компромисс между «исследованием» и «использованием». Взрослые «управляющие функции», такие как сдерживание, долгосрочное планирование и сосредоточенность, отлично подходят для использования, но могут снизить вероятность более глубокого ознакомления с окружающим миром.

Специалисты по информатике предполагают, что лучший способ разрешить этот компромисс — сначала исследовать, а потом использовать. Детство на самом деле может быть просто эволюционным путем реализации этой модели. Новые исследования показывают, что дети могут лучше изучать и учиться, чем взрослые. Чем старше становится человек, тем сложнее ему постигать новое.

Proud grandmother. University of Massachusetts Boston / Joseph P. Healey Library

Когда на сцену выходят старики

Чтобы проявить эти впечатляющие способности к обучению в раннем возрасте, вам нужны взрослые особи, которые смогут защитить и воспитать вас. Любопытные дети зависят от заботливых нянек и опекунов. Таким образом, изменение жизненного цикла человека включало увеличение длительности периода не только взросления, но и ухода, который могут обеспечить пожилые люди. Эта взаимосвязь между интеллектом, обучением и заботой существует и у других животных.

Ученый-когнитивист Натали Уомини из Института Макса Планка в Германии и ее коллеги изучали жизненные циклы сибирских соек и новокаледонских ворон. Хотя эти птицы эволюционировали по своему уникальному сценарию, они также обладают впечатляющими способностями к обучению, а в мозге такой особи сосредоточено большое количество нейронов, что является признаком высокого интеллекта.

Как и человеческие младенцы, птенцы новокаледонских ворон и сибирских соек надолго остаются в гнезде. Уомини и ее коллеги обнаружили, что сойки, которым удается пожить со своими родителями подольше, становятся умнее, чем другие особи. Это позволяет им более эффективно приспособиться к условиям окружающей среды. Родители-вороны не пытаются обучать своих птенцов, но они терпят молодых птиц, кормят их и дают им возможность учиться. Долгий период взросления позволяет птенцам активно исследовать окружающий мир и накапливать ценный опыт.

Косатки, гринды (черные дельфины) и человек — три вида млекопитающих, у которых самки переживают менопаузу и живут после нее еще несколько десятилетий.

Другие исследования также подтверждают тесную связь между заботой, интеллектом и обучением. Биолог-эволюционист Эмили Снелл-Руд и антрополог Клэр Снелл-Руд утверждают, что молодые особи обладают особой чувствительностью к уходу, который они получают. В зависимости от того, как за ними присматривают, формируется вектор их развития. Это правило касается детенышей всех млекопитающих. Когда малыши понимают, что о них заботятся, они не спешат взрослеть и растягивают процесс обучения.

Признаки дефицита ухода могут привести к иному паттерну развития «живи быстро, умри молодым». При такой модели взросления у малыша практически нет времени на глубокое исследование окружающего мира и полноценное обучение. Он осваивает только те навыки, которые, помогут лучше адаптироваться к суровым условиям.

Для малышей пожилые люди кажутся особенно ценным источником заботы, что могло сыграть решающую роль в эволюции человека. Антрополог Кристен Хоукс назвала эту теорию «гипотезой бабушки» и показала, что во многих культурах пожилые члены общества, которые уже не могут воспроизводить на свет потомство, все равно остаются важным социальным ресурсом, особенно для малышей.

Поскольку женщины способны рожать детей через относительно короткие промежутки времени, мама может вскармливать новорожденного, даже если его старшие братья и сестры все еще нуждаются в присмотре, ведь ответственность за малышей могут взять их бабушки.

Brookline Library Society of Artists. Public Library of Brookline / Digital Commonswealth

Взаимодействие старости и юности

Похоже, что в жизненном цикле человека существует своего рода симбиоз. Долгий период взросления позволяет детям исследовать и учиться, в то время как большое количество «опекунов» из числа взрослых, с помощью ухода дарит ребенку такую возможность. Здесь есть и свои подводные камни. В любом обществе должна существовать система разделения обязанностей, чтобы каждый участник группы работал наиболее эффективно.

Кристен Хоукс вместе с Сарой Харди из Калифорнийского университета, Джудит Буркарт из Цюрихского университета и Майклом Томаселло из Университета Дьюка в Северной Каролине твердо убеждены в том, что особенности социального взаимодействия человека, его способности сотрудничать и общаться могут быть заложены в самом жизненном цикле.

Ранее антропологи утверждали, что древние люди начали сотрудничать, чтобы более эффективно охотиться. Недавние исследования показывают, что польза от охоты была несколько преувеличена. На самом деле пожилые члены социальной группы, которые не могли преследовать диких зверей и спокойно выкапывали корни и клубни, приносили куда больше пользы, чем могучие и быстрые охотники.

С точки зрения эволюции, Homo sapiens — совсем юный вид. У нас было мало времени для серьезных видовых изменений, но даже того короткого периода, который мы уже успели пройти, хватило для формирования очень странного жизненного цикла.

Поразительно, не так ли? Фактически, такое взаимодействие внутри социальной группы может потребовать даже более сложной координации и сотрудничества, чем охота, и оно имеет еще более очевидные эволюционные преимущества. Еще до того, как им исполнится год, человеческие младенцы уже неплохо социально адаптированы. Они устанавливают зрительный контакт и имитируют действия других, тем самым приковывая к себе всеобщее внимание.

Все это детское очарование помогает вовлечь взрослых в заботу о них. Социальные навыки, которые помогают ухаживать за младенцами, также становятся основой тесного сотрудничества между взрослыми людьми.


Рекомендуем: